Молдова Четверг, 18 апреля
Общество, 28.05.2023 20:24

Боссы молдавской мафии тоннами перевозили кокаин на подводной лодке

Мосгорсуд вынес приговор по резонансному делу молдавского вора в законе Андрея Торкунова, известного в криминальных кругах как Турок, — он получил 21 год лишения свободы, 12 из которых по «антиворовской» статье как лидер преступного сообщества. 

Этот приговор стал самым суровым за последнее время, и его строгость во многом объясняется связями Торкунова с крупнейшим наркокартелем России.

Как криминальные авторитеты из Молдавии стали ключевыми фигурами на российском и европейском наркорынках и какую роль сыграл в этом сам Турок, получивший рекордный срок, выясняла «Лента.ру».

В декабре 2018 года сухогруз ESER отправился от берегов Панамы в марокканский порт Танжер. Тринадцати морякам, девять из которых были жителями Мурманска, предстояло переправить через Атлантику груз цемента. Однако через пару часов с капитаном ESER Сергеем Котловским связался некий представитель заказчика, который назвал координаты точки в открытом море и настойчиво потребовал прибыть туда, чтобы принять дополнительный груз.

На месте экипаж встретили четыре катера, на носу одного из которых был установлен пулемет. Вооруженные люди тут же принялись переносить на судно тюки, которыми доверху были загружены катера. Дополнительным грузом оказалась рекордная партия — около десяти тонн — кокаина на миллиард долларов. Наркотики должны были осесть в России и Европе. Эта поставка стала очередной вехой в истории крупнейшего российского наркокартеля, не последнюю роль в деятельности которого сыграл вор в законе Турок.

***

В 2004 году суд Лиссабона (Португалия) отправил на 18 лет в колонию некого Олега Прутяну — гражданина Молдова по кличке Борман. На протяжении нескольких лет он вместе со своим братом Геннадием Флочей занимался грабежами, угонами, рэкетом и похищением людей в Италии, Испании и Португалии, пока не попался в руки полиции.

В заключении дерзкий и предприимчивый Борман приглянулся авторитетному бандиту Симиону Стегэреску по кличке Саша Спортсмен и контрабандисту Мануэлю Сильвино Пальма де ла Пасу по прозвищу Лоло. Последний был осужден за перевозку более 200 килограммов наркотиков.

Борман выяснил, что у Лоло был надежный выход на производителей гашиша в Марокко, готовых продавать товар практически по себестоимости. Тогда Борман и задумал план по развитию своего наркобизнеса в Европе. Оставалось лишь освободиться.

Ждать этого все 18 лет молдаванину не пришлось. В начале 2010 года и его, и Сашу Спортсмена по их собственному заявлению экстрадировали для отбытия наказания на родину. В Молдове оба практически сразу вышли на свободу — формально по УДО. Тогда-то Борман и приступил к осуществлению своего грандиозного плана.

В то время в Молдове уверенно шел к власти олигарх и влиятельный политик Владимир Плахотнюк. Зная о весе Бормана в криминальном мире, Плахотнюк решил заручиться его поддержкой. В этом олигарху помог бывший охранник криминального авторитета и будущий депутат от партии Плахотнюка Константин Цуцу. По данным российской полиции, встреча Плахотнюка, Бормана, Саши Спортсмена и освободившегося из тюрьмы Лоло состоялась не позднее июня 2012 года в Кишиневе. Во время переговоров подельники распределили обязанности и закрепили обязательства. С тех пор, по данным Следственного департамента МВД РФ, наркокартель стал действовать под общим покровительством Плахотнюка, в то время — первого вице-председателя парламента Республики Молдова.

«Одного из них съели раки»

Борман смог договориться с семьями испанских мафиози и криминальными группировки из Северной Африки, которые имели дела с так называемыми «крестьянами» — производителями наркотика. С ними получилось заключить выгодное для обеих сторон соглашение.

Скупщикам было удобно взаимодействовать с крупным поставщиком — молдаванин к тому же предложил работать по предзаказу — и они хорошо уступили в цене. По данным российских полицейских, организация Бормана покупала килограмм гашиша по цене от 27 до 45 тысяч рублей, а продавала его в Москве и Питере за 500-600 тысяч рублей в розницу и 170-190 тысяч рублей оптом.

Жителям Европы, как установило следствие в Молдове, наркотик обходился в 2,5 тысячи евро (около ста тысяч рублей по курсу на 2012 год). Несмотря на накрутку в 6-14 раз, предложение Бормана оказывалось наиболее выгодным и на европейском, и на российском рынках, потому он стал вытеснять других поставщиков.

Весь этот расклад удалось выяснить в ходе расследования уголовного дела Турка, которым руководил полковник юстиции в отставке Сергей Пелих — на тот момент он был начальником 3-го отдела управления МВД по расследованию организованной преступности в сфере незаконного оборота наркотиков.

О методах убеждения Бормана и его людей наркоторговцам стало быстро известно, так что они предпочитали не вступать с ним в конфликт. Тем более, условия молдаванина действительно оказывались более удобными — Борман мог без труда доставить всего за пять дней до 300 килограммов марокканского гашиша и брал риски их транспортировки на себя.

Из Марокко в Россию

Путь наркотиков делился на отрезки, за каждый из них отвечала своя группировка. Причем конспирация соблюдалась строго: общение между собой бригадам строго запрещалось. Все взаимодействие шло только через Бормана и его приближенных.

Гашиш фасовали в герметичные упаковки с GPS-трекером, а затем партиями минимум по 300 килограммов грузили на маломерные судна, которые сбрасывали товар в нейтральные воды Гибралтарского пролива.

Он дрейфовал в территориальные воды, где его находили по сигналу GPS участники наркотрафика

Они вылавливали гашиш и доставляли его к берегам испанских провинций Уэльва, Севилья или Малага — за этот этап отвечал испанец Лоло. Дальше в игру вступал Саша Спортсмен. Под его руководством гашиш должен был дойти до Европы и России. Для этого использовали легковые и грузовые машины.

По данным следствия, чаще всего тайники оборудовались капитально. Например, в одном из джипов, Land Rover Sport, секретный грузовой отсек разместился в бензобаке. Этот отсек открывался нажатием одной из штатных клавиш в салоне, при этом в него помещалось до 300 килограммов гашиша. Внешне обнаружить тайник было невозможно.

Между тем благодаря власти и связям олигарха Плахотнюка молдавский наркокартель сумел к концу 2013 года сильно увеличить объемы поставок. К тому моменту гашиш Бормана уже был широко известен и даже имел свой бренд: на спрессованных «слитках» появился фирменный штамп — знак евро верхом на шестиконечной звезде-снежинке.

Гашиш расходился в двух направлениях — через Прибалтику в Европу и через Молдову в Россию. На месте курьеров встречала следующая группировка, в обязанности которой входил сбыт. Этот процесс, по данным следствия, с 2013 года стал контролировать двоюродный брат Бормана — вор в законе Андрей Торкунов (Турок).

Криминальный скачок

Турок, как и Борман, родом из Теленештского района Молдовы. По данным СМИ, с конца 90-х он стал ездить на заработки в Россию в составе стройбригад, где быстро сделал карьеру и стал прорабом. Однако на новой должности амбиции Торкунова не были удовлетворены — с оглядкой на брата он хотел много денег и уважения.

Возможность пойти по стопам Бормана подвернулась Торкунову во время работы. Один из криминальных авторитетов заказал его бригаде ремонт на своей даче, там они и разговорились. В итоге к 2006 году стройка для Торкунова окончательно отошла на второй план и стала скорее прикрытием для разбойных нападений на богатые дома. Группировка отличалась строгой дисциплиной и особой жестокостью — очень быстро она обрела влияние в столичном регионе и на родине, в Молдове. А ее лидер, получивший кличку Турок, оказался в поле зрения воров в законе, которым он не забывал отдавать в общак часть своих доходов. Турок стал вхож к лидеру преступного мира России Аслану Усояну (Дед Хасан), а также заручился поддержкой Георгия Сорокина (Жоры Ташкентского), Гизо и Гелы Кардавы (Гизо Гальского и Гелы Гальского).

Турок дал ворам в законе возможность пользоваться своими контрабандными каналами, а также связями в Молдове и и Испании

Особенно это пригодилось Деду Хасану, у которого были большие бизнес-интересы в Европе, но мало по-настоящему надежных тропинок, ведущих туда. Во многом из-за этого уже в 2010 году он поставил Турка «смотрящим» за молдавскими ОПГ в Московской области.

А в 2013 году, уже после смерти Деда Хасана, представители его клана короновали Турка, который стал обладателем титула вора в законе.

С тех пор, по версии следствия, Турок контролировал все молдавские ОПГ в Московском регионе, участвовал в разборках, представлял интересы криминального мира Молдавии и, главное, знал о том, что в нем происходит. А связи с политиками на родине позволяли ему решать вопросы и по легальным, и по криминальным каналам, а порой и по обоим сразу.

При этом коронация брата была очень на руку Борману — в честь этого события он внес 1,5 миллиона долларов в воровской общак, а его организованное преступное сообщество (ОПС), занимавшееся гашишем и другими наркотиками, еще больше усилило свое влияние в Москве.

«Они были сильнее авторитетов»

Молдавское ОПС отличалось особой жестокостью — его участники не боялись вступать в конфликты с местными ОПГ и нападать на криминальных авторитетов. Вначале уверенности им придавало покровительство Деда Хасана, а затем — сменившего его вора в в законе Альберта Гейдарова (Алика Рыжего).

Молдавские бандиты конфликтовали с такими ворами в законе, как Ровшан Джаниев (Ленкоранский) и Георгий Углава (Тахи), но быстро нашли общий язык с Олегом Пироговым (Циркач) — «смотрящим» за Московской областью от славянских воров.

По данным следствия, в период с 2012 по 2016 год подконтрольные Турку группировки совершили как минимум 15 вооруженных налетов на элитные рублевские дома, а стоимость их добычи превысила 150 миллионов рублей

Потерпевших налетчики безжалостно избивали монтировками или кастетами, пока те не соглашались отдать деньги и ценности.

В частности, от одной лишь группировки Николая Греку пострадали семьи генерал-майора ФСБ и Героя России Умар-Паши Ханалиева, бывшего сопредседателя движения «Деловая Россия» Андрея Назарова, а также владельца ресторана La Marée Мехди Дусса.

В 2016 году Греку и его людей задержали. Обыски прошли и у Турка, которого сочли причастным к преступлениям группировки. Помимо пистолетов, боеприпасов и гашиша, в доме вора в законе нашли коллекционное холодное оружие ресторатора Мехди Дусса.

Тогда же правоохранители остановили в столичном районе Ясенево молдаванина на машине Range Rover Sport. Автомобиль оказался оборудован тайником, в котором были спрятаны 13,5 килограмма гашиша. Для задержанного молдавского курьера этот рейс был далеко не первым — а имена Бормана и Турка ему были хорошо знакомы.

Курьер пошел на сделку со следствием, и у силовиков появились серьезные зацепки. Выяснилось, что партии наркотиков хранились вместе с овощами и фруктами на подконтрольном Турку рынке в московском районе Солнцево. В итоге по статьям о разбойном нападении, хранении оружия и наркотиков Торкунова осудили достаточно мягко — он получил всего 3,5 года лишения свободы.

Растущие аппетиты

Впрочем, заключение вора в законе никак не повлияло на дела молдавского наркокартеля. Напротив, с 2017 года он стал искать новые пути развития. В первую очередь был увеличен объем поставок и сокращено время в пути. Для этого группировка занялась перепродажей сельскохозяйственной и строительной техники, в которой прятали наркотики.

В том же 2017 году Борман задумался о том, чтобы перейти от продаж гашиша на торговлю более дорогим и элитным кокаином. Молдаванин предложил своим приближенным реализовать свой первый килограмм в Москве. Но дело тогда прогорело: подельники не смогли найти покупателей.

А в 2018 же году на Бормана вышел некий человек с предложением вместе поставлять элитный наркотик: у него были надежные каналы сбыта, а у молдаванина — монополизированные логистические цепочки

Итогом их сотрудничества стала попытка провезти на сухогрузе ESER рекордную партию в десять тонн кокаина на миллиард долларов — речь об этом шла в начале статьи. По словам экс-следователя Сергея Пелиха, Борман должен был включиться в работу после того, как наркотик дойдет до суши.

Однако полицейские узнали о кокаине и задержали сухогруз ESER в Кабо-Верде. Капитан судна и члены экипажа настаивали в суде на своей непричастности к перевозке наркотика, но следствие смогло доказать обратное — многие в команде знали, что на пути им нужно будет взять дополнительный груз.

В итоге моряков признали виновными в транспортировке и контрабанде наркотиков и приговорили к 10-12 годам лишения свободы. Провал с сухогрузом ESER заставил молдавский наркокартель действовать осторожнее — следующие полгода он не попадался на крупных поставках.

Но то, что он продолжает работать, у полицейских не вызывало сомнений — в России и Европе по-прежнему ловили мелких наркоторговцев и курьеров, многие из которых шли на сделку со следствием. Именно так следователи узнали, что молдавский наркокартель стал использовать собственную подводную лодку.

Подлодка с кокаином

Концепцию перевозки наркотиков на субмарине молдавские криминальные авторитеты, судя по всему, позаимствовали у коллег из Южной и Северной Америки — те возили контрабанду под водой по меньшей мере 30 лет. Они использовали небольшие самодельные подлодки, которые курсировали вдоль побережья или максимум в зоне видимости береговой линии.

Но молдавская кокаиновая субмарина была сконструирована для трансконтинентальных рейсов — пусть и исключительно в хорошую погоду. В 2019 году искать ее стали португальские, американские и испанские правоохранители.

Эта операция получила название «Черный прилив»

Удача улыбнулась испанцам — в конце 2019 года они смогли засечь подлодку. Это была полупогружная самодельная субмарина из углепластика и бетона длиной 22 метра: ее выхлопные трубы виднелись над водой. За этим чудом инженерной мысли началась погоня вблизи испанского побережья.

В какой-то момент у субмарины стало заканчиваться топливо — и члены экипажа решили затопить ее. Подойдя поближе к берегу, они открыли кингстоны, а сами стали вплавь добираться до суши. Одного из контрабандистов поймали сразу, второго — на следующий день, а третий пропал без вести.

Следствие выяснило, что субмарину загрузили кокаином в Колумбии, после чего по Амазонке она вышла в Атлантический океан и совершила переход к берегам Испании. Местная гражданская гвардия 27 ноября 2019 года подняла затопленную подлодку и доставила ее в порт Алдан.

На борту субмарины нашли 152 свертка кокаина общим весом три тонны и стоимостью на черном рынке более 100 миллионов евро.

«Лучшее дело десятилетия»

Для поимки лидеров наркокартеля силы объединили пять стран — Россия, Беларусь, Молдова, Италия и Испания. В каждой из них в разные годы были возбуждены уголовные дела, где особое место уделялось фигуре Бормана. Задержать его удалось в Молдове в 2017 году — по подозрению в причастности к организации поставок гашиша из Северной Африки в Россию.

Борман провел под стражей несколько месяцев, после чего дело ушло в суд, а он сам был неожиданно отпущен на волю.

Дальше всех удалось продвинуться итальянской Фемиде. В декабре 2021 года суд Вероны заочно приговорил Бормана и 28 его подельников на общий срок, превышающий двести лет.

По данным итальянского следствия, члены группировки регулярно нападали на курьеров, перевозивших товары или людей по Европе, и требовали от них деньги. Те, кто отказывался платить, бесследно исчезали. Также за пять лет местным полицейским удалось перехватить более восьми тонн гашиша, готовившегося к отправке.

А в июне 2019 года МВД России предъявило обвинение и молдавскому олигарху Плахотнюку. Ему заочно вменили руководство преступным сообществом и участие в нем, а также 28 эпизодов контрабанды наркотиков и сбыт в особо крупном размере. Плахотнюк сбежал из Молдовы в США, откуда в 2020 году его попросили уехать.

По словам полковника юстиции Сергея Пелиха, президент Беларуси Александр Лукашенко назвал совместную работу правоохранителей «лучшим делом десятилетия».

Десять лет вымогательства

Все это время вор в законе Турок со стороны наблюдал за происходящим и готовился к освобождению после 3,5 года в местах лишения свободы. Однако 25 апреля 2020 года, в день выхода из Верхнеуральской колонии, его задержали вновь.

Однако до суда пока дошли только три эпизода — о занятии высшего положения в преступной иерархии, грабеже и вымогательстве. Жертвой одного из этих эпизодов стал Андрей Рыбаков (фамилия и имя изменены), переехавший в Москву в нулевых, — вскоре в столице он начал развивать свой бизнес.

На рынке в московском районе Солнцево Рыбаков открыл точки по продаже электрических приборов, которые начали приносить хороший доход. Правда, контроль над этим рынком установил Турок. С коммерсантом вор в законе познакомился еще в молодости: оба были родом из одного молдавского района и считались приятелями.

Впрочем, это не помешало Турку в 2012 году потребовать у Рыбакова процент от его доходов. С тех пор на протяжении десяти лет вор в законе и его подручные регулярно наведывались к бизнесмену.

В 2013 году, по словам Клевина, его подзащитного и вовсе заставили оплатить два банкета в честь коронации Турка, а впоследствии — переписать на вора в законе свои квартиры и машину.

Тогда Рыбаков решил уехать вместе с ребенком и женой в другой регион. А в 2020 году, когда правоохранители начали новое расследование в отношение Турка, выяснилось, что вор в законе владеет 15 квартирами. Вскоре были установлены обстоятельства их приобретения. Рыбаков оказался единственным из потерпевших, решившимся дать показания.

Начало конца

Сам Турок, по словам экс-следователя Сергея Пелиха, был готов заключить сделку со следствием, однако соглашение не подписал руководитель следственного органа.

В то же время приговор Турку собеседник «Ленты.ру» называет беспрецедентным. По его словам, «антиворовская» статья 210.1 УК РФ появилась в 2019 году, но шла очень тяжело — больше десяти лет лишения свободы по ней никому не давали. Пелих вспоминает, что, когда прокурор запросил Торкунову 25 лет колонии, ему написал серьезный криминальный авторитет.

«Если Турку влупят больше 20 лет, то это конец воровскому ходу», — говорилось в сообщении, которое пришло полковнику юстиции

24 мая 2023 года Турок получил 21 год лишения свободы — и вполне вероятно, что этот приговор будет иметь огромные последствия для всего мира воров в законе.

Впрочем, несмотря на установление организаторов наркотрафика и звеньев цепи, брендированный марокканский гашиш под знаком Турка все так же продолжает поступать на российский рынок. Наркошопы в даркнете открыто подчеркивают происхождение наркотика и «предупреждают» — предложение ограничено, «учитывая положение дел на рынке».

***

В жаргоне следователей слово «контрабас» означает как контрабанду, так и контрабандиста. Вора в законе Турка они называют «главным гашишным "контрабасом"» России и Европы — но это утверждение еще нужно подтвердить приговором. Расследование контрабанды и торговли наркотиками, в которых подозревают Турка и его окружение, продолжается.

Следственным департаментом МВД РФ уже собраны доказательства по 35 эпизодам. Часть материалов передана в Молдову, часть расследуется в России — и вполне вероятно, что через некоторое время Турок вновь предстанет перед судом. На этот раз — в качестве «контрабаса».

Материал подготовил: Михаил Генчу

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости, юмор и сатира в одном месте. 

Новости на Блoкнoт-Молдова
мафия
0
1