Молдова Пятница, 24 мая

Еще об одной бессарабской легенде о Пушкине и цыганах

У истоков легенды

    В 1887 году в Одессе появилась отпечатанная в типографии П. Францова книга «Отзывы о Пушкине с юга России. В воспоминание пятидесятилетия со дня смерти поэта 29 января 1997 года собрал В. А. Яковлев». В главе «Несколько слов о пребывании Пушкина в г. Кишиневе», с акцентом на 1821 год, приводится рассказ о дуэли поэта с офицером Генерального штаба З(убовым). Этот рассказ завершается словами: «На аудиенции у Инзова Пушкин и З… изложили сущность этой дуэли и потом, когда Пушкин посетил семейство боярина Варфоломея, он, не стесняясь в присутствии гостей, говорил: “Кишиневский воздух заметно вредно на меня действует: по совету моего старшаго доктора (так Пушкин называл генерала Инзова) мне необходимо прожить некоторое время гораздо южнее. – И действительно Инзов, не желая оставлять дело о поединке без последствий,  удалил Пушкина на юг Бессарабии в г. Аккерман, вменив ему эту ссылку в наказание”.

    Это суждение подхватил профессор А. А. Кочубинский,  который на открытии памятника Пушкину в Кишиневе в 1885 году произнес речь «Черты края в произведениях Пушкина». Он заявил, что  летом 1821 года Пушкин решил тайно покинуть Россию и для этого отправился с кочующими цыганами до Измаила. «Путешествовали цыгане без виз, паспортов, без особых сложностей и преследований пересекали границы, минуя таможенные кордоны, и Пушкин все это хорошо знал. Раствориться в их массе, принять их вид, стать цыганом, – и все остальное произойдет само собой. Пушкин гляделся в зеркало, и сомнения во внешнем сходстве с данным племенем исчезали. Некоторые черты характера тоже были, пожалуй, сходны».

   Тут надо заметить, что «Летописей жизни и творчества А. С. Пушкина» М. А. Цявловского (1952,1999), В. Ф. Кушниренко (1990,1999) тогда еще не было. Не удивительно, что Н. Гербановский в своих записках, вошедших в книгу «Отзывы»,  многое напутал. Дуэль с Зубовым была, но в конце мая 1823 года, а не летом 1821 года. Инзов не наказал поэта за эту веселую дуэль, впоследствии положенную в основу повести «Выстрел».  В апреле 1823 года у Пушкина была поездка, с разрешения Инзова – в Одессу, после возвращения из которой, 9-28 мая поэт приступил к написанию романа в стихах «Евгений Онегин». Работал напряженно. До новой поездки в Одессу, до 2 июля – им создано 16 онегинских строф первой главы романа. 

    Но версия кочевала по исследованиям до появления «Летописей». Однако  в хронику не включена, так и осталась  легендой.

     Почему она родилась после лета 1821 года?  Да потому, что в то лето Пушкин посетил Долну и прилегавшие к ней села, цыганскую деревню, влюбился в красавицу Земфиру – дочь старосты цыганского табора. А когда Земфира бросила поэта, он искал ее по всем близлежащим селам, в том числе и в Волканештах, что неподалеку от Долны. А название этого села точно такое же, как и села Волканешты (Вулканешты), расположенного на самом юге Бессарабии. Но документальная хроника давно уже говорит всем о том, что после Долны Пушкин вернулся в Кишинев. Нет никаких оснований для утверждений, что летом 1821 года поэт кочевал с табором до Вулканешт, т. е. до «Кагульских вод».

   Но 14-23 декабря 1821 года с подполковником И. П. Липранди, с разрешения Инзова, Пушкин, действительно, совершил поездку на юг Бессарабии, посетил Аккерман, Измаил, проехал поле Кагульской битвы близ Вулканешт, почтовую станцию Гречены.

   Личные воспоминания об этой поездке, легенды, предания о цыганах и Бессарабии положены в основу его всемирно известной поэмы «Цыганы». И это дает нам повод для нескольких путешествий по стихам поэмы.

Первое путешествие по стихам великой поэмы Пушкина «Цыганы»

    В пушкинские времена, как и ныне, кочующий табор останавливался всегда близ какого-нибудь села, у реки, у озера. И с этой картины Пушкин начал свою поэму.

Цыганы шумною толпой
По Бессарабии кочуют.
Они сегодня над рекой
В шатрах изодранных ночуют…

 

    Далее напомним, что курган – это «разновидность погребальных памятников, распространенная на всех континентах… Характеризуется обычно сооружением земляной насыпи над погребальной ямой. Выделяются многочисленные типы курганов, характеризующиеся особенностями конструкции погребальной камеры и насыпи».

    Такие курганы рассыпаны по всей южной России. Они и сегодня украшают и удивляют степи Украины, Молдовы. Многие курганы разрушены, распаханы. Некоторые сохранились,  их исследуют ученые. В основном это скифские курганы. Им многие тысячелетия.

    В 1895 году на скале в пригороде Белгорода-Днестровского (Аккерман) археологи нашли склеп, датируемый 4-3 веками до нашей эры. Ученые предположили, что в нем был похоронен вождь скифов. К сожалению, еще в древности склеп разграбили. Но ценность находки столь велика и в наше время, что данная  Скифская могила признана архитектурным  памятником национального значения.

    Курганы не раз встречались Пушкину в его путешествиях по степной, пустынной Бессарабии. Не удивительно, что они вошли в текст поэмы.

Отец мой, – дева говорит, –
Веду я гостя; за курганом
Его в пустыне я нашла
И в табор на ночь зазвала…

Старик

Я рад. Останься до утра
Под сенью нашего шатра
Или пробудь у нас и доле,
Как ты захочешь. Я готов
С тобой делить и хлеб и кров.
Будь наш – привыкни к нашей доле,
Бродящей бедности и воле –
А завтра с утренней зарей
В одной телеге мы поедем…

Так, помню, помню – песня эта
Во время наше сложена,
Уже давно в забаву света
Поется меж людей она.
Кочуя на степях Кагула,
Ее, бывало, в зимню ночь
Моя певала Мариула,
Перед огнем качая дочь.

   Кочуя на степях Кагула, а точнее – Буджака, Пушкин, как и цыгане, побывал в Аккермане, Измаиле, на Дунае. 

 

Послушай: расскажу тебе
Я повесть о самом себе.
Давно, давно, когда Дунаю
Не угрожал еще москаль –
(Вот видишь, я припоминаю,
Алеко, старую печаль.)
Тогда боялись мы султана;
А правил Буджаком паша
С высоких башен Аккермана –

    Пушкин очень точен. Он был именно «близ Кагульских вод».

 

Однажды близ Кагульских вод
Мы чуждый табор повстречали;
Цыганы те, свои шатры
Разбив близ наших у горы,
Две ночи вместе ночевали.
Они ушли на третью ночь, –
И, брося маленькую дочь,
Ушла за ними Мариула.

   Уточним, поле битвы при реке Кагул (поле Кагульской битвы), по которому проследовал Пушкин с Липранди в ночь  с 22 на 23 декабря 1821 года, с северо-запада и ныне упирается в распаханный Троянов вал, а с юга – в окрестности города Вулканешты. Река Кагул берет начало в балке – севернее села Кирханий Ной (ныне – село Лебеденко). Ее протяженность – 193 км. Она протекает близ Вулканешт, впадает в озеро Кагул – приток Дуная. Ныне озеро отделено от Дуная дамбой. Город Кагул  – с 1835 года, до этого Формоз, а ныне столица Припрутья, находится на реке Фрумоаса (Красивая) – притоке реки Прут. Эти места Пушкин и называл Кагульскими водами.   

 

 

Второе путешествие по стихам поэмы «Цыганы»

    Прежде, чем отправиться во второе путешествие, обратимся к некоторым цыганским традициям.

   Сейчас, как правило,  цыган хоронят на кладбищах. Пышные баронские могилы ромов закладываются у самых входов. Бедных хоронят подальше от склепов богатых.  А вот в древние времена кочевые цыгане оставляли  умерших  у обочины дороги, по которой следовал их табор. Хоронили также в степи, в лесной чаще. Позднее их стали хоронить в укромных местах, чаще – под кустом, особенно ежевичным. И хоронили так, чтобы животные не могли раскопать и осквернить могилу. Со временем появились цыганские погосты – на окраинах поселений.

   Важно иметь в виду, что даже при роскошном почитании усопшего, его смерть всегда считалась грязной. Поэтому больных, умирающих всегда, во все времена, отводили в специальный шатер. Там они прощались с жизнью. Умереть в своей постели нельзя – смерть оскверняла весь дом.

   Пушкин многое знал из этих цыганских традиций. Соблюдал их при создании поэмы о цыганах. Могила в его стихах не становилась местом цыганского счастья. Такую могилу поэт называл «обесславленной».

 

Цыган

Скажи – когда ж опять свиданье?

Земфира

Сегодня, как зайдет луна,
Там, за курганом над могилой…

Чуть по росе приметный след
Ведет за дальные курганы…

Могила на краю дороги
Вдали белеет перед ним…
Туда слабеющие ноги
Влачит, предчувствием томим,
Дрожат уста, дрожат колени,
Идет… и вдруг… иль это сон?
Вдруг видит близкие две тени
И близкой шепот слышит он –
Над обесславленной могилой.

Восток, денницей озаренный,
Сиял. Алеко за холмом,
С ножом в руках, окровавленный
Сидел на камне гробовом.
Два трупа перед ним лежали;
Убийца страшен был лицом.
Цыганы робко окружали
Его встревоженной толпой.
Могилу в стороне копали.
Шли жены скорбной чередой
И в очи мертвых целовали.
Старик-отец один сидел
И на погибшую глядел
В немом бездействии печали;
Подняли трупы, понесли
И в лоно хладное земли
Чету младую положили.
Алеко издали смотрел
На всё… когда же их закрыли
Последней горстию земной,
Он молча, медленно склонился
И с камня на траву свалился.

 

Бессарабские цыгане в сердце Пушкина

    Бессарабия наполнила Пушкина многими воспоминаниями о цыганах. С ними он кочевал в окрестностях Кишинева, близ селений  Долна, Юрчены, Вэрзэрешты, Волканешты, Бурсук… Цыгане, воспоминания о них

в определенной степени стали частью его жизни, сопровождали поэта до самой кончины. И вслед за ним многие поколения поэтов повторяют в своих стихах нежное имя «милой Мариулы».

 

В стране, где долго, долго брани
Ужасный гул не умолкал,
Где повелительные грани
Стамбулу русский указал,
Где старый наш орел двуглавый
Еще шумит минувшей славой,
Встречал я посреди степей
Над рубежами древних станов
Телеги мирные цыганов,
Смиренной вольности детей.
За их ленивыми толпами
В пустынях часто я бродил,
Простую пищу их делил
И засыпал пред их огнями.
В походах медленных любил
Их песен радостные гулы –
И долго милой Мариулы
Я имя нежное твердил…

    Может быть, поэтому столь негасим, столь ярок и в наши дни свет легенды о том, что с цыганским табором Пушкин кочевал до самого Черного моря, до Дуная, т. е. до Аккермана, Измаила, Вулканешт, Кагульских вод.  Но это всего лишь красивая легенда.

Легенда и реалии

    Многие поколения исследователей настойчиво продолжают поиск на нынешних просторах Молдовы и Украины следов пушкинского цыганского табора, могил Мариулы, Земфиры…

   Где могила воспетой в поэме Мариулы, бросившей старого мужа и юную дочь Земфиру, навсегда сбежавшую с Кагульских вод со своим новым возлюбленным цыганом, – это по сей день неизвестно. Пушкин об этом не писал.  Не сообщал поэт и о могилах других героев поэмы – Земфиры,  ее нового возлюбленного цыгана. Неизвестно, где покоится прах Алеко.

   Но в декабре 1823 года поэт получил в Одессе письмо из Кишинева. Семейство боярина Замфираки Ралли сообщало, что известная Пушкину дочь булибаши – старосты цыганской деревни, которой владел Замфираки Ралли и в которую был так страстно влюблен поэт летом 1821 года, – юная красавица Земфира зарезана ее возлюбленным цыганом.  Деревня находилась близ сел Долна, Юрчены, Вэрзэрешты. Так что, возможно,  где-то там, в лесной чаще, покоится прах настоящей, реальной Земфиры и, возможно, ее старого отца.

   Летом 2023 года в Дом-музей А. С. Пушкина в Кишиневе пришло письмо от Георгия Булгару, проживающего в селе Плавни (бывшее – Барта) Измаильского района Одесской области Украины. Это село известно с 1829 года, оно хранит  немало археологических тайн, которые изучают ученые (на самом деле село древнее, «переосновано» в 1814 году – В. К.). 

 

    Автор письма сообщает на румынском языке (перевод): «В 1962 году археологическая экспедиция во главе с профессором И. Т. Черняковым изучила захоронение, расположенное у дороги, соединяющей села Барта и Карагачь. Его назвали археологическим захоронением Плавни I. Тут обнаружено 33 скелета, а подальше – еще несколько». В 1979-1981 годах археологи обнаружили еще две группы захоронений близ села Барта. В них около 40 скелетов и предметы быта. Захоронение названо «Ceauş» («Курьер»). (Данные взяты из книги И. Т. Чернякова  «Северо-Западное Причерноморье во второй половине ІІ тыс. до н.э.», вышедшей Киеве в 1985 году).

    Обращает на себя внимание сообщение о разрушенном при прокладке газовой магистрали захоронении, названном «Movila “Ţigancea”» («Курган “Цыганка”»).  Оно найдено неподалеку от захоронения «Курьер». Его исследовала экспедиция во главе с И. А. Шиловым. Курган связали с легендой о цыганке, убитой своим ревнивым мужем и, якобы, похороненной здесь. Этнограф В. М. Кожокару из Сату-Ноу предположил, что легенда основана на реальном случае, а именно на происшествии, описанном А. С. Пушкиным в поэме «Цыгане» (Алеко убил Земфиру и ее возлюбленного цыгана – В. К.).

    Это сообщение особенно заинтересовало Георгия Булгару: «Честно говоря, когда я впервые прочитал это высказывание, мне с трудом верилось, что знаменитый поэт Пушкин описал бы случай, произошедший между Бартой и Сату-Ноу. Но, внимательно прочитав стихотворение, я понял, что это может быть правдой, тем более что И. А. Шилов не опроверг предположение В. М. Кожокару. Действительно, в стихотворении ясно сказано, что инцидент произошел в Бессарабии, недалеко от озера Кагул, возле каких-то курганов. Также в стихотворении есть и другие подробности в пользу этого утверждения. Вероятно, кто-то рассказал А. С. Пушкину этот случай, когда он был в Бессарабии, и тот записал его в стихах. А, может быть, в стихотворении описан другой случай?»

    Это сообщение Булгару и послужило поводом для данной статьи. Напомним, что в ночь с 22 на 23  декабря 1821 года Пушкин и Липранди проследовали через поле Кагульской битвы, расположенное близ Вулканешт, через почтовую станцию Гречены.  Ниже – к устью реки Кагул и к озеру Кагул – они, понятно, не спускались. Но о Кагульских водах поэт пишет в своей поэме. Если данная легенда, предполагаемая В. М. Кожокару, существовала во времена пребывания тут Пушкина ( а это надо еще доказать!), то поэт мог ее услышать. 

   Но о чьей могиле эта легенда? – О могиле Мариулы, согласно поэме, сбежавшей с Кагульских вод  со своим возлюбленным от мужа и бросившей дочь Земфиру? О могиле Земфиры и ее возлюбленного, которых убил Алеко?    Но у Пушкина сказано:

Подняли трупы, понесли
И в лоно хладное земли
Чету младую положили…

    Похоронили в одной могиле «чету младую» – двоих, рядом.  Почему курган «Цыганка»?  И какое отношение к Кагульским водам имеет село Барта (Плавни) Ренийского района, расположенное с восточной части  озера Ялпуг?

    Вопросов много. Ответов нет.

И все-таки –  скифские захоронения…

     В 2022 году в Москве опубликована диссертация Виталия Степановича Синики на соискание степени доктора наук «Скифская археологическая культура III-II вв. до н. э. северо-западного Причерноморья и актуальные проблемы истории скифов».  В ней сказано: «В 1987 г. экспедицией под руководством Ю. А. Шилова были исследованы два крупных кургана – Чауш и Цыганка. Оба они были возведены в эпоху бронзы. При этом в курган Цыганка, располагавшийся в 3 км юго-западнее с. Плавни Ренийского р-на Одесской обл., была впущена скифская гробница (Ольховский, Шилов, 1995). Возле этой насыпи были найдены два гераклейских клейма из тризны, совершенной во время сооружения гробницы (Самойлова, Редина, 1997. С. 60, Табл. I/17,18; Mateevici, 2007, P. 73, Cat. 96, 97). На этом же могильнике были найдены еще две отдельные тризны с амфорным материалом: 1) рубежа IV-III вв. до н. э. – два гераклейских клейма; 2) начала третьей четверти II в. до н. э. – два родосских клейма (Самойлова, Редина, 1997. С. 60, Табл. I/19-22; Mateevici, 2007, P. 73, Cat. 148, 178; Полин, 2014. С. 633; Тельнов, Четвериков, Синика, 2016. С. 988)».

    В статье С. В. Паламарчука и В. С. Синики «Скифские захоронения из курганов в г. Измаил и у с. Камышовка» (Stratum plus, №3, 2014) также можно найти сведения о том, что к настоящему времени целый ряд скифских погребальных комплексов Подунавья опубликован, в т. ч. Плавни I (Суничук, Фокеев, 1984), Чауш (Суничук, 1985), Цыганка (Ольховский, Шилов, 1995).

   Так что эпоха бронзы не имеет прямого отношения к поэме Пушкина «Цыганы» и ее героям. Если курган «Цыганка» и связан с поэмой Пушкина, то чисто символически – в память о пребывании Пушкина на юге Бессарабии, (ныне – юг Молдовы и Украины).

Поднялся табор кочевой
С долины страшного ночлега.
И скоро всё в дали степной
Сокрылось; лишь одна телега,
Убогим крытая ковром,
Стояла в поле роковом…

    Кочующие цыгане – как вольный ветер. И только ветер знает, где покоятся их древние могилы.

Виктор Кушниренко, пушкинист

На снимке: Современный вид на озеро Кагул. Новости на Блoкнoт-Молдова
Александр Пушкин
1
0