Молдова Воскресенье, 14 июля

«Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар…» (Пушкин в Америке)

В 1993 году мне довелось впервые участвовать в Международной научной конференции «Пушкин и мировая культура».

 Она проходила в Санкт-Петербурге и Твери. Тогда и началось мое знакомство с пушкинистами зарубежных стран, в том числе США. Только в 1993-1997 годах на этих крупнейших конференциях пушкинистов мира (в том числе в Одессе, 1995) от США выступали почти 20 ученых. В их числе – Пол Дебрецени (Северная Каролина), Лорен Лейтон (Чикаго), Антония Глассе (Итака), Марк Антшуллер (Питтебург), Светлана Евдокимова (Провиденс), Джеральд Майклсон (Канзас), Роберт Виттаке (Нью-Йорк), Маркус Левит (Лос-Анжелес), Джеральд Гатчи (Аризона), Савелий Сендерович (Итака), Надин Натова (Вашингтон), Сергей Давыдов (Маддлбери, потомок Дениса Давыдова), Эдна Эндрюс, Владимир Гольдштейн, Майкл Грин, Татьяна Спектор, Анджела Бритлингер.

 

    На конференции в Нижнем Новгороде в 1997 году, где мне посчастливилось представлять доклад о моем научном открытии «”Бессарабская весна” как уникальное явление в доболдинский период творчества А. С. Пушкина», в зале присутствовали пушкинисты США Майкл Грин, Марк Альтшуллер, Джеральд Майклсон, Татьяна Спектор, Анжела Бринтлингер, Лорен Лейтон. Вместе мы посетили Болдино. Интервью некоторых из них опубликованы на страницах газеты «Русское слово».

 

    Ныне внимательно слежу за их творческими работами и успехами. В канун 200-летию со дня рождения Пушкина в Дом-музей Пушкина в Кишиневе пришла посылка с журналом Пушкинского общества Америки. Но в те трудные и голодные 90-е музей не мог позволить себе почтовый обмен литературой. Правда, в начале 2000-х были закуплены экземпляры моей двухтомной летописи жизни и творчества Пушкина в Бессарабии, Киеве, Каменке и Одессе «В стране сей отделенной…» для Библиотеки Конгресса США.

 

   По приглашению организаторов Международных форумов пушкинских и русских лицеев, которые проходили в Москве под эгидой Правительства Москвы, мне посчастливилось не только участвовать в них, но и выступать с докладами. В гостинице «Россия» в одном номере со мной поселили скромного и учтивого отца Георгия, настоятеля православной церкви. Оказалось, он ведет воскресную школу в своем приходе под Нью-Йорком. А я в 2004 году издал свой, единственный в мире, уникальный Пушкинский Букварь «В саду моем…» Отец Георгий долго и внимательно изучал Букварь, но молчал. Наступил день прощания. И тут он признался, что сэкономил часть денег, чтобы закупить 10 экземпляров Букваря для своей воскресной школы.

   – Но это, наверное, невозможно. У меня мало времени. Я должен выехать в аэропорт.

   – К счастью, у нас в Москве работает филиал издательства. Вот номер. Можете позвонить и договориться. Вам, думаю, доставят Букварь прямо в аэропорт.

    Вскоре отец Георгий позвонил и сообщил, что он успел купить Букварь.

    – Это настоящее счастье. Да хранит вас Господь.

 

   В 2017 году в Нижнем Новгороде мне довелось познакомиться с популярным уже тогда в России американским переводчиком произведений Пушкина. Мы с Джулианом Лоуэнфельдом выступали с докладами на «круглом столе» «Русский мир Пушкина», организованном Фондом «Русский мир».

 

   И вот в июньские дни 225-летия со дня рождения Пушкина мне довелось прочитать, что Джулиан Лоуэнфельд закончил работу над переводом пушкинского романа в стихах «Евгений Онегин».

 

    2024 год… Время непростое. И вдруг такая новость! Между тем, в интервью одной из старейших газет США «Русская жизнь» талантливый переводчик Пушкина откровенно говорит о непростом времени в дни 225-летия Пушкина, в том числе в США: «Я в курсе, меня это касалось. Мне кажется, это очень глупо. Чайковский писал красивую музыку, Пушкин писал гениальные стихи. Чехов кого обидел? Правда, Чехова играют сейчас в США.

 

    Вы знаете, с одной стороны, действительно отменяют какие-то мероприятия, но на самом деле, русскую культуру все равно любят. У нас в Нью-Йорке ставят в опере “Пиковую даму” и “Евгения Онегина”. Играют Чайковского, Чехова. На Бродвее сейчас идет “Дядя Ваня”, где главную роль исполняет Стив Кэрелл (Steve Carell), очень известный актер. Поэтому мне кажется, все-таки нельзя говорить о тотальном неприятии русской культуры… Искусство – тем более, гениальное искусство – объединяет людей, а политика разделяет. Поэтому давайте слушать красивую музыку и читать прекрасные стихи… Я уже закончил перевод («Евгения Онегина» – В. К.) и сейчас работаю над аннотациями. Знаете, я – поэт, и моя задача – завершить книгу, а потом передать ее издателям. Как говорил Михаил Булгаков, “рукописи не горят”. Я уверен, что книга будет издана…»

 

   Говоря о личных впечатлениях общения с американскими пушкинистами, нельзя не вспомнить о прекрасной, большой и во многом поучительной для всех истории на тему «Пушкин и Америка».

 

   В мае 1823 года Пушкин начал писать в Кишиневе «Евгения Онегина». В XV кишиневской строфе первой главы романа поэт с восхищением писал:

 

 

Бывало, он еще в постеле:

К нему записочки несут.

Что? Приглашенья? В самом деле,

Три дома на вечер зовут:

Там будет бал, там детский праздник.

Куда ж поскачет мой проказник?

С кого начнет он? Все равно:

Везде поспеть немудрено.

Покамест в утреннем уборе,

Надев широкий боливар,

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед.

 

   Тут заметим, что боливар был модным в то время головным убором, названным в честь Симона Боливара, южноамериканского героя-освободителя. До этого, но в Кишиневе, опальный Пушкин готовился к дуэли с Федором Ивановичем Толстым, прозванным «Американцем». А в 1836 году в журнале «Современник» поэт опубликовал статью о «Записках Джона Теннера». Мемуарист провел 30 лет в Северной Америке среди индейских племен.

 

    Об Америке Пушкин говорил или упоминал в сочинениях «Отрывки из писем, мысли и замечания» (1828), «Путешествии из Москвы в Петербург» (1833-1834), «История Пугачева» (1833), «Моя родословная» (1830), «Осень» и др. Пушкин интересовался обзорами книг об Америке. Некоторые книги об Америке хранятся в библиотеке поэта. Об Америке часто говорили друзья поэта в его присутствии в Кишиневе. В начале 1822 года опальный Пушкин предупредил майора В. Ф. Раевского, «первого декабриста», о предстоящем аресте. А ведь именно Раевский в статье «Рассуждения о рабстве крестьян» восклицал: «О, Брут! О, Вашингтон! Я не унижу себя, я не буду слабым бездушным рабом – или с презрением да произнесет мое имя ближний!»

 

   Имя Пушкина появилось на карте США в 1929 году. Тогда в Лос-Анжелесе построили русскую православную церковь. Русская колония росла. Решили открыть русскую школу для детей. Решение было принято по инициативе Дамского общества. 13 апреля 1929 года начались первые занятия для 30 детей. В те дни школа и была названа в честь русского поэта А. С. Пушкина. Председателем школы стала Лидия Владимировна Пашковская (Иванова). Здесь учился и ее сын Эдгар.

 

   В преддверии 100-летия со дня смерти Пушкина, в 1935 году в Нью-Йорке создается Пушкинское общество Америки, которое успешно действует и поныне. Его бессменным председателем был Борис Львович Бразоль. По его инициативе в 1941 году в Джексоне (штат Нью-Джерси) открыт первый в США памятник Пушкину. Его автор – ученик скульптора Конёнкова, Николай Васильевич Димитриев (Дмитриев).

 

   В самом начале 1990-х, когда во всем мире разворачивалась подготовка к 200-летию со дня рождения Пушкина, в Санкт-Петербурге, Москве, Кишиневе, Одессе побывал писатель известнейшего американского журнала «National Geographic» Майкл Эдвардс. В Петербурге он встречался с самыми известными пушкинистами, в Москве – с правнуком поэта Г. Г. Пушкиным и поэтом Евгением Евтушенко. В Кишиневе и Долне мы с ним провели день, и он увез в США 8 кассет наших бесед о Пушкине, его жизни и творчестве в Бессарабии, работе над «южными» поэмами, романом в стихах «Евгений Онегин», о его увлечениях, общении с местным населением, красавицами, цыганами. Почему Пушкина называют первым, национальным поэтом России. Кто Уолт Уитмен и что он значит для США, американцев.

 

    В сентябре 1992 года в этом популярнейшем журнале вышел большой и обстоятельный очерк «Пушкин», который впервые, в полной мере представил великого русского гения не только читателям США, но и многим читателям более 100 стран мира. А я еще 16 сентября 1991 года опубликовал в газете «Вечерний Кишинев» статью «Что позвало Майка Эдвардса в Молдову».

 

    В настоящее время только в Вашингтоне возвышается два памятника Пушкину. В городе Санта-Фе (штат Нью-Мексико) действует Пушкинская художественная галерея. 

 

    «Евгений Онегин» звучит на английском языке в 40 переводах. По заявлениям специалистов, опера «Евгений Онегин» П. И. Чайковского и ныне продолжает свое триумфальное шествие по всем театрам США. А перевод романа Пушкина, сделанный Джулианом Лоуэнфельдом, – это, по моим подсчетам, 336-й вариант перевода «Евгения Онегина» на языки народов мира.

 

    Пушкин довольно широко представлен не только в США, но и в Канаде, Мексике, Панаме, на Кубе, в Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Эквадоре и других странах.

 

    Еще в 1880 году герой борьбы за независимость Кубы, писатель Хосе Марти, вынужденный пребывать в Нью-Йорке, написал статью «Пушкин: Памятник человеку, открывшему путь к российской свободе». Так он отреагировал на открытие в Москве памятника «русскому пророку и гению». К этому времени писатель широко был знаком с творчеством Пушкина. В статье говорится о «Руслане и Людмиле», «Кавказском пленнике», «Бахчисарайском фонтане», «Цыганах», «Евгении Онегине», «Борисе Годунове»… Хосе Марти заключил: «Он был человеком всех времен и народов, человеком, который в своем сердце вмещал всю Вселенную».

 

    В начале третьего тысячелетия издательство «Вихия» выпустило на русском и испанском языках первый на Кубе сборник стихов Пушкина.




    На снимках:

Памятник А. С. Пушкину в Вашингтоне.

Джулиан Лоуэнфельд. К 225-летию Пушкина завершил новый перевод «Онегина» на английский язык.

Виктор Кушниренко, пушкинист

 


Новости на Блoкнoт-Молдова
Александр Пушкин
1
0